Пятница, 18.01.2019, 06:23
Главная
Регистрация
Вход
world of
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Чат

Фашизм
Политический режим всегда находится в самой прямой и
непосредственной зависимости от социальной базы диктатуры буржуазии. Еще до
наступления общего кризиса капитализма буржуазия систематически прибегала к
авторитарным и террористическим методам правления. После первой мировой
войны и Великое Октябрьской социалистической революции отход буржуазии от
демократии приобретает практически универсальный характер. Именно в первые
послевоенные годы возникает такое принципиально новое политическое явление,
как фашизм, который был совершенное неизвестен капитализму в предшествующую
эпоху. Фашизм мог появиться только как реакция буржуазии на уже победившую
диктатуру пролетариата. Неудивительно, что на своей родине, в Италии,
фашистское движение сразу же приняло антибольшевистский характер. Из этого
семени в последующем развились, главное отличительное качество фашизма -
воинствующий антикоммунизм, сдобренный самой разнузданной социальной и
националистической демагогией. При всей пестроте и сложности классового
состава фашистского движения определяющим является его антипролетарский
характер. Фашизм есть непосредственная реакция всего антипролетарского
фронта на надвигающуюся социалистическую революцию в условиях развала или
кризиса буржуазного государства, разброда в господствующем классе,
социальной истерии во всех слоях общества. По своей социальной природе
фашизм есть не что иное, как превентивная контрреволюция, имеющая своей
целью не только предотвратить надвигающуюся социалистическую революцию, но
и увести массы в сторону от борьбы за социализм под псевдосоциалистическими
и шовинистическими лозунгами. Установление фашизма представляет собой
коренной переворот, приводящий к полному и окончательному уничтожению
буржуазной демократии самой буржуазией, поскольку социальная база ее
диктатуры распалась. «Приход фашизма к власти, - говорила Г. М. Димитров на
VII конгрессе Коминтерна, - это не обыкновенная замена одного буржуазного
правительства другим, а смена одной государственной формы, классового
господства буржуазии - буржуазной демократии другой его формой - открытой
террористической диктатурой»( .
При установлении фашизма не происходит изменения классовой сущности
государственной власти, не меняется и характер общественно-экономического
строя. При установлении фашизма к власти приходит самая реакционная часть
буржуазии, которая устанавливает режим прямого произвола и беззакония.
Будучи порождением эпохи общего кризиса капитализма, фашизм представляет
собой открыто террористическую диктатуру наиболее реакционных и
шовинистических элементов финансового напитала.


Социальной базой фашистских движений является прежде всего мелкая
буржуазия. К ней примыкают различного рода деклассированные элементы, а
также значительная часть безработных. Но это вовсе не означает, что при
установлении фашизма к власти приходит мелкая буржуазия. Эта
австромарксистская теория была в свое время широко распространена. К ней
часто обращаются и современные буржуазные ученые. Однако на самом деле
мелкая буржуазия в силу двойственного характера своей политической
психологии и ее положения в системе общественного производства не может
сама осуществлять государственную власть. Мелкобуржуазное происхождение
многих фашистских вождей (Муссолини - сын кузнеца, Гитлер - сын сапожника,
ставшего затем таможенным чиновником), наличие выходцев из этой среды на
важных постах в механизме фашистской диктатуры никак не меняет ее сущности.
Фактически власть находится в руках наиболее реакционных элементов
монополистического капитала. Фашизм устанавливается не сразу. Прежде чем
произвести замену политического режима, буржуазия проводит серию
подготовительных мероприятий. Г. М. Димитров говорил на VII конгрессе
Коминтерна: «До установления фашистской диктатуры буржуазные правительства
обычно проходят через ряд подготовительных этапов и осуществляют ряд
реакционных мероприятий, помогающих непосредственному приходу фашизма к
власти» .
Фашизация политического режима осуществляется обычно по следующим основным
направлениям: открытое нарушение и попрание буржуазно-демократических прав
и свобод; преследование и запрещение коммунистических и рабочих партий, а
также прогрессивных профсоюзов и общественных организаций; слияние
государственного аппарата с монополиями; милитаризация государственного
аппарата; упадок роли центральных и местных представительных учреждений;
рост дискреционных полномочий исполнительных органов государственной
власти; сращивание партий и профсоюзов с государственным аппаратом;
консолидация ранее разрозненных фашистских и реакционно-экстремистских
партий и организаций; возникновение различного рода правоэкстремистских
движений ("Национальный фронт во Франции, Итальянское социальное движение и
т. д.).
В условиях общего кризиса капитализма, а особенно на современном
его этапе, элементы фашизации той либо иной степени имеют место во всех
буржуазных странах, достигших стадии государственно-монополистического
капитализма.
Фашизм как особого рода буржуазный политический режим обладает рядом
особенностей, отличающих его от иных авторитарных режимов.
Фашизм не только целиком уничтожает буржуазную демократию, но и
теоретически “обосновывает” необходимость установления тоталитаризма.
Вместо либерально-демократической концепции индивидуализма фашизм выдвигает
концепцию нации, народа, интересы которого всегда, везде и во всем
превалирую над интересами отдельных личностей.
Фашизм в теории и на практике порвал со всеми политическими и
правовыми принципами буржуазной демократии, такими, как народный
суверенитет, верховенство парламента, разделение властей, выборность,
местное самоуправление, гарантии прав личности, господство права.
Установление открыто террористического режима при фашизме
сопровождается самой оголтелой социальной демагогией, которая возводится в
ранг официальной идеологии. Спекулируя на демагогической критике наиболее
вопиющих пороков капитализма, фашизм всегда выдвигает
псевдосоциалистические лозунги, жонглирует той либо иной разновидностью
«национального социализма». Фашизм теоретически «обосновывает» отсутствие
антагонистических классов в буржуазном обществе. Вместо классов он вводит
понятие корпораций. Корпоративизм провозглашает «сотрудничество труда и
капитала», при котором предприниматель уже не является эксплуататором, а
выступает как «капитан индустрии», руководитель, осуществляющий важнейшую
социальную функцию. Корпорации якобы сотрудничают друг с другом и пребывают
в определенном соподчинении. Согласно фашистской идеологии, каждая
корпорация, занимающая присущее ей место в иерархической системе,
осуществляет свойственную ей «социальную функцию». Корпоративистские теории
проповедуют единство и монолитность нации. Так, в муссолиниевской Хартии
труда (апрель 1927 г.) говорилось: «Итальянская нация является организмом,
цели, жизнь и средства действия которого превышают силой и длительностью
цели, жизнь и средства действия составляющих этот организм отдельных лиц и
групп их. Она представляет моральное, политическое и экономическое единство
и целиком осуществляется в фашистском государстве». На самом деле в
условиях фашистского «морально-политического единства» возрождается на
империалистической основе кастовая система, при которой псе граждане
распределяются по подчиненным фашистскому государству корпорациям, а
классовая борьба и профсоюзная деятельность запрещаются и объявляются
государственным преступлением.
Именно социальная демагогия и прежде всего проповедь «национального
социализма» отличают фашизм от иных авторитарных режимов, при которых также
ликвидируется буржуазная демократия, но делается это без «теоретического
обоснования» и не под «социалистическими» лозунгами.
В настоящее время фашизм в его «классической» форме не существует нигде.
Однако достаточно широкое распространение получили различного рода
тиранические режимы, при которых полностью уничтожаются все институты
буржуазной демократии. «Там, где обычные формы подавления трудящихся не
срабатывают, империализм насаждает и поддерживает тиранические режимы для
прямой военной расправы с прогрессивными силами»''.


Гитлеровская Германия


История Веймарской республики являет картину острой борьбы
могущественных промышленно-финансовых монополий, с одной стороны, и
высокоорганизованных отрядов рабочего класса - с другой.
Ноябрьская революция, несмотря на поражение, долго давала себя знать. В
1923 году Германия снова переживает революционную ситуацию. В Саксонии и
Тюрингии возникли рабочие правительства. Славной страницей в историк,
германского рабочего класса вошло гамбургское восстание 1923 года.
Положение едва стабилизировалось, как разразился экономический
кризис 1929 года. Уровень промышленной продукции понизился почти
наполовину, а безработных стало 9 млн. человек.
Народные массы переходили на сторону компартии. На выборах 1930
года она получила 4,5 млн. голосов - на 1 300 000 человек больше, чем в
1928 году.
Охваченные страхом перед новой революцией, монополии Германии решили
вручить власть фашистской партии Гитлера.
Партия эта, официально именовавшаяся «национал социалистической
рабочей партией», возникла в 1919 году; программа ее, лживая в своей
рекламируемой части, была рассчитана на привлечение определенной части
недовольных - от отсталых рабочих до лавочников.
Она возвещала создание нового немецкого «рейха», великой империи,
построенной на костях всех ненемецких народов, «искоренение марксизма и
коммунизма», физическое истребление евреев.
Предвидя опасность фашистского переворота, Коммунистическая партия
Германки предложила левым силам, особенно социал-демократам, объединиться в
едином антинацистском фронте. Предложение было отвергнуто. Социал-
демократические лидеры объявили, что не окажут сопротивления Гитлеру, если
тот придет к власти «легальным путем». Имелось в виду соблюдение
конституционной процедуры: выборы, поручение составить правительство и пр.
Аргументация эта, основанная на позитивистском принципе «закон есть закон»,
доводит преклонение перед легальностью до «юридического кретинизма». Как
будто сами гитлеровцы шли к власти законным путем, без насилия. без
шантажа, без обмана.
На выборах в рейхстаг, состоявшихся в августе 1932 года гитлеровцы
получили 13 млн. голосов - далеко не большинство. Они пытались поправить
дело в ноябре, но неожиданно, за каккие-нибудь два-три месяца, потеряли 2
млн. избирателей.
В то же время компартия завоевала 600 тыс. новых голосов. За нее
голосовало б миллионов избирателей.
Результаты ноябрьских выборов были неожиданными для монополистических
хозяев Германии. На специальном совещании, состоявшемся в январе 1933
года, они решили призвать к власти Гитлера. Президент Гинденбург, только
что клявшийся в том, что не допустит к власти «австрийского ефрейтора»,
каким в свое время был Гитлер, пошел на попятную и осуществил их волю своим
распоряжением.
Три обстоятельства способствовали установлению фашистской диктатуры в
Германии:
а) монополистическая буржуазия нашла в ней желанный выход из острой
политической ситуации, созданной экономическим кризисом;
б) мелим буржуазия и некоторые слои крестьянства видели в демагогических
обещание гитлеровской партии осуществление надежд на смягчение
экономических трудностей, вызванных ростом монополий и усугубленных
кризисом;
в) рабочий класс Германии - и это едва ли не главное оказался расколотым и
поэтому разоруженным: коммунистическая партия была недостаточно сильна,
чтобы остановить фашизм помимо и против социал-демократии.
Государственный строй, политические режимы фашистской Италии и
гитлеровской Германии обнаруживают больше сходства, чем различий.
Недаром Муссолини признавал: ”Фашизм и национал-социализм есть два
параллельных течения в истории”.
Так же как в Италии фашизм, в Германии нацизм начал с ликвидации
буржуазно-демократических свобод. Этим целям служила целая серия
чрезвычайных декретов, приходящихся на первые месяцы 1933 года.
Всем им присваивались громкие названиям: чем подлее было
содержание, тем громче кричали «о благе народа и государства».
Февральский декрет, названный «В защиту народа и государства»,
отменял свободу личности, слова, печати, собраний. Февральский же
«чрезвычайный» декрет «В защиту германского народа» наделял
неограниченными полномочиями полицию и т.д.
Неслыханные репрессии обрушились прежде всех и больше. всех на
коммунистов. Депутаты компартии в рейхстаге были лишены мандатов и
арестованы. Сама партия была запрещена (март 1933 года), ее пресса
закрыта.
По своему обыкновению, гитлеровцы прибегли к провокации. Они
возвели ее, так же как систематический обман, в регулярное орудие
политики. Гитлер учил лгать народу и притом лгать крупно, ибо мелкая ложь,
как он полагал, вызывает меньше доверия.
В ночь на 28 февраля 1933 года гитлеровцы подожгли здание рейхстага.
Сделали они это для того, чтобы получить предлог гонений на компартию.
Находившийся в Германии болгарский коммунист Георгий Димитров и некоторые
другие коммунисты были арестованы и преданы суду по обвинению в поджоге
рейхстага.
Димитров с необыкновенным достоинством и мужеством разоблачил
преступление фашистов. Знаменитый Лейпцигский процесс, которым хотели
дискредитировать не только германских коммунистов, но и все международное
коммунистическое движение, закончился оправданием Димитрова и других
коммунистов-обвиняемых.
Тем не менее в стране развертывалась настоящая травля коммунистов.
Начиная с 1933 года тысячи членов КПГ были брошены в тюрьмы и
концентрационные лагеря. Коммунисты погибали в застенках и при “попытках к
бегству”. Был арестован и Эрнст Тельман, выдающийся вождь немецкого
пролетариата, руководитель компартии.
Незадолго до донца войны гитлеровцы убили его.
Вскоре наступила очередь всех других партий, включая буржуазные. Право
на существование получила одна только нацистская партия.
Преследованию подвергли и социал-демократическую партию; нацисты
преподали им практический урок легальности и конституционности.
Профессиональные союзы трудящихся Германии были распущены, средства
этих союзов конфискованы. Используя опыт Италии, гитлеровцы создали свои
собственные «профсоюзы», в которые насильно загоняли людей.
Нацистская партия стала частью правительственной машины. Пребывание в
рейхстаге и на государственной службе связывалось присягой на верность
“национал социализму”
Центральные и местные органы фашистской партии имели правительственные
функции. Решения съездов партии получали силу закона.
Партия имела особое устройство. Члены партии должны были
беспрекословно подчиняться приказам местных “фюреров”, которых (как и в
Италии) назначали сверху.
В непосредственном подчинении партийного центра находились палаческие
«штурмовые отряды» (СА), охранные отряды (СС) и некоторые особые воинские
части, укомплектованные фанатичными сторонниками Гитлера.
Преступления, совершенные членами партии, рассматривались особыми
судами на тайных заседаниях. Уголовные преступления чаще всего вообще
сходили им с рук. Важна преданность, твердил Гитлер, а если при этом
сопрут что-нибудь, плевать на это,
Особое мести в системе репрессивного аппарата заняла тельная полиция -
гестапо, располагавшая огромным аппаратом, значительными средствами и
неограниченными полномочиями.
Как и в Италии, мы видим здесь не одну полицию, а несколько. Гестапо
подчиняется правительству . Штурмовики и эсэсовцы - партии. Одна полиция
следила за другой, и ни одна не доверяла другой.
Государственная власть фашистской Германии сосредотьочилась в
правительстве, правительственная власть - в особе “фюрера”.
Уже закон 24 марта 1033 г. разрешал имперскому правительству, не
испрашивая санкций парламента, надавать акты, которые «уклоняются от
конституции».
Августовский закон 1934 года уничтожал должность президента, а его
полномочия передавал “фюреру”, который одновременно оставался главой
правительства и партии. Ни перед кем не ответственный, «фюрер» пребывал в
этой роли пожизненно и мог назначить себе преемника.
Рейхстаг сохранялся, но только для парадных демонстраций. Иногда - в
демагогических и внешнеполитических целях - гитлеровцы проводили «народные
опросы». При этом заранее объявлялось, что всякий, кто воспользуется правом
голосовать тайно, будет считаться «врагом народа».
Как и в Италия, в Германии были уничтожены органы местного
самоуправления. Деление на земли, а соответственно с тем земельные
ландтаги, упразднялось “ во имя единства нации”. Управление областями
поручалось чиновникам, которых назначало правительство.
Формально не отмененная Веймарская конституция прекратила свое действие.

Свойственные империализму процессы нашли в гитлеровском райхе свое
законченное выражение. Тесная и непосредственная связь существовала здесь
между партией, государством, монополиями - экономическими гигантами типа
“Фарбениндустри”, авто гиганта “Круппа” и др.
Законом 27 февраля 1934 года в Германии учреждались хозяйственные
палаты - общеимперская и провинциальные. Во главе их были поставлены
представители монополий. Палаты имели важные полномочия в деле
регулирования экономической жизни.
Результаты сказались быстро: средняя продолжительность рабочего
дня выросла с 8 до 10-12 часов тогда как реальная заработная плата
составляла в 1935 году всего только 70% от зарплаты 1933 года.
Соответственно с тем происходил рост прибылей монополий: доходы Стального
треста, например, составляли 8.6 млн. марок в 1933 году и 27 млн. в 1940
году.
Используя правительственную власть, хозяйственные палаты
проводили искусственное картелирование, в результате которого мелкие
предприятия поглощались крупными. Крестьяне и торговцы, ремесленники и
кустари, ожидавшие от фашизма экономических благ, были обмануты: ни земли,
ни кредита, ни отсрочки долгов они не получили.
С первых дней власти гитлеровцы стали готовиться к «большой
войне», которая должна была обеспечить германской нации господство над всем
миром.
Односторонне, при благожелательном отношении США, Англии и
Фракции, Германия разрывает Версальский договор и создает колоссальную
военную машину. В 1939 году Гитлер отдал приказ о начале военных действий
против Польши. Вторая мировая война началась.


Япония

Правящие классы Японии в особой степени, как мы ужа знаем,
тяготели к военно-монархической диктатуре. Иначе и быть не могло, поскольку
конкурентная способность японской промышленности обеспечивалась низким
жизненным уровнем рабочего, который удавалось удерживать благодаря совсем
уж нищенскому существованию японского крестьянина, соглашавшегося на любую
работу и за любую плату.
В то время как 74 % крестьян владели 22% земли, кучке помещиков
принадлежало 42% Четыре млн. крестьянских хозяйств имели крошечные наделы
(по 0.5 Га) или вовсе не имели земли. Понятно, почему крестьяне
устремлялись в города. Экономические и политические интересы тесно
связывала японские монополии с помещиками и профессиональной военщиной.
Союз этот преследовал две главные цели: обуздание рабочего класса и
крестьянства, с одной стороны, завоевание внешних рынков для японской
промышленности - с другой. Деревня, жившая натуральным хозяйством почти не
покупала изделий промышленности. Внутренний рынок был поневоле узким.
Превратить натуральное крестьянское хозяйство в товарное могла бы только
земельная реформа, но ее не хотели помещики.
С помещиками, с реакционным дворянством вообще не хотели ссориться
капиталисты: и те и другие имели общего врага - пролетариат и крестьянство.

Выходом из этой ситуации признавалось завоевание чужих территорий,
завоевание внешних рынков. Отсюда выдвижение военной силы, агрессивная
внешняя политика, отсюда указанный выше союз.
Ни одно из крупных империалистических государств не осуществляло столь
робко и столь непоследовательно немногие либеральные реформы, как Япония.
В 1925 году здесь вводится «всеобщее» мужское избирательное право, при
этом права голоса были лишены военнослужащие, студенты, лица, на не имеющие
годичного ценза оседлости, пользующиеся благотворительностью, и, наконец,
главы знатных фамилий (чтобы последние на смешивались с прочими
гражданами). От кандидата в депутаты был потребован крупный залог в размере
2 тыс. иен., поступавший в казну, если оказывалось, что кандидат не набрал
минимума голосов. Среди других либеральных реформ отметим введение суда
присяжных.
И нигде - вплоть до установления военно-монархической диктатуры - не
осуществлялась в таких
масштабах , как в Японии борьба с рабочим движением.
Укажем, например, на закон «Об охране общественного спокойствия»
1925 года, установивший многолетние каторжные работы за участие в
организациях, ставивших цепью уничтожение частной со6ственностм и изменений
политическое строя.
В 1928 году японское правительство запрещает все сколько-нибудь левые
организации. Тысячи рабочих и крестьян были брошены в тюрьмы. Специальный
указ устанавливал длительное тюремное заключение для рядовых коммунистов и
смертную казнь для активистов компартии.
В 1938 году японский парламент принимает пресловутый «закон о всеобщей
мобилизации нации», разрешавший предпринимателям удлинять по своему
усмотрению рабочий день и снижать заработную плату. Забастовки были
объявлены преступлением. Конфликты между рабочими и капиталистами
передавались на окончательное решение арбитражной секции «особой
полиции»..
Парламент Японии играл ничтожную роль. Нижняя палата его
собиралась не более чем на три месяца в год. Остальные 9 месяцев
правительство (пользуясь правом издавать указы) законодательствовало
само.
Конституция не устанавливала ответственности правительства перед
парламентом, вследствие чего палата не располагала средством для
эффективного влияния на политику. В то же время правительство, прибегнув в
императорскому указу, могло в любой момент распустить палату.
Поощряемые крупным капиталом, в стране множились и крепли
разного рода фашистские организации. Одна из них, объединявшая «молодое
офицерство», но руководимая генералами требовала ликвидации парламента и
партийных кабинетов. Она хотела установления военно-фашистской диктатуры
во главе с императором.
В 1932 -году «молодое офицерство» учинило настоящий военный
мятеж. Вместо того чтобы усмирить его участников, правительство пошло
навстречу их требованиям: партийный кабинет был устранен, а на его место
пришли генералы и адмиралы.
Во всем этом была своя закономерность. Последовательное
усиление роли военных в определения политики, их проникновение на все
важные посты в государственном аппарате служили, хотя и своеобразно, целям
подчинения японской государственной машины кучке наиболее крупных,
наиболее агрессивных монополий, жаждавших войны вовне и сохранения
зверских форм эксплуатации внутри страны.
Уже в 1933 году Япония выходит из Лиги наций и вторгается в
Китай, намереваясь превратить его в колонию. Она дважды делает попытку
вторжения на территорию СССР: первый раз у озера Ханка, второй - у озера
Хасан, но каждый раз с огромным для себя уроном.
Лелея заветный план порабощения Азии и Океании. Япония
вступает в союзе гитлеровской Германией. Заимствуя у последней лозунги
“нового порядка“, “избранной расы” и “исторической миссии”, Япония
готовилась к переделу мира с тем, чтобы “великая нация” получила «великую
территорию».
Фашизация японского государственного строя получила свое
развитие с началом второй мировой войны и в ходе ее.
В 1940 году японские правящие круги, но в особенности
генералитет, сделали премьер-министром принца Коноэ, бывшего идеологом
тоталитарного военно-фашистского режима. Наиболее важные посты в
правительстве были поручены представителям концернов тяжелой
промышленности.
Вслед за тем начинается создание так называемой новой политической
структуры. В осуществление этого плана политические партии (за
исключением, разумеется, коммунистической) объявили о самороспуске. Все
вместе они составили «Ассоциация помощи трону» - государственную
организацию, финансируемую правительством и им же руководимую.
Органами ассоциации на местах служили так называемые соседские общины -
средневековый институт, возрожденный реакцией. Каждая такая община
объединяла 10-12 семей. Несколько общин составляли «ассоциацию улицы»,
поселка и т.д.
Ассоциация помощи трону предписывала членам общины следить за
поведением соседей и доносить о всем замеченном. Одна община должна была
следить за другой.
На заводах и фабриках создавались вместо запрещенных профсоюзов
“общества служения отечеству через производство”, куда рабочих загоняли
силой. Здесь точно так же добивались взаимной слежки и слепого
повиновения.
Непременным элементом “новой политической структуры” сделались
унификация прессы, строжайшая цензура, шовинистическая пропаганда. Ни о
каких «свободах» не могло быть и речи.
Экономическая жизнь контролировалась специальными ассоциациями
промышленников и финансистов, наделенных административными полномочиями.
Это называлось «новой экономической структурой». Японский парламент,
вернее то, что от него осталось, потерял всякое значение. Члены его
назначались правительством или (что то же самое) избирались по особы
спискам, составленным правительством.
Так получили свое выявление основные признаки фашизма. Но были и
некоторые отличия:
а) В Германии и Италии фашистские партии контролировали армию, в
Японии именно армия играла роль главной руках Вящей политической силы;
б) как и в Италии, так и в Японии фашизм не ликвидировал монархии;
разница в том, что итальянский король не играл ни малейшей роли, тогда как
японский император нисколько не утратил своей абсолютной власти , ни
своего влияния (сохранились и все связанные с монархией учреждения вроде
Тайного совета и пр.).
Японский фашизм выступал в специфической форме военно-монархической
диктатуры.

Другие фашистские государства

Чтобы составить себе представление о том, чем был капитализм в период
между двумя мировыми войнами, нельзя упускать из виду и те «малые»
страны, где политические рея мы были столь же фашистскими, как в Германии,
или близки к этому.
Фашистским был по своему существу военный переворот 1923 года в
Болгарии, устранивший правительство “земледельцев” (премьер Стамболийский
был при этом зверски убит) и передавший власть палачу болгарского народа
Цанкову.
Переворот был совершен главным образом «Военной лигой». Болгарская
реакция поддержавшая “лигу”, была раздражена теми мерами Стамбопийского,
которые задевали крупный капитал, в особенности прогрессивным подоходным
налогом и пр., она была весьма встревожена крупным успехом компартии на
выборах (более 200 тыс. голосов) и ее растущим влиянием. Перевороту
способствовала антикоммунистическая (и антирабочая) политика
“землевладельцев”, наступление Стамболийского на компартию.
Правительство Цанкова отменило прогрессивные начинания
“земледельцев”, в том числе аграрный закон. Продолжительность рабочего дня
была доведена до 12 часов. Фактически ликвидированным оказался воскресный
и праздничный отдых. Были предприняты массовые аресты коммунистов.
В создавшейся ситуации компартия Болгарии приняла решение о
создании единого фронта демократических организаций в целях свержения
фашистской диктатуры вооруженным путем. Восстание было начато в сентября
1923 года, продолжал жалось около двух недель, но было подавлено.
Фальсифицировав “победу” на выборах в Народное собрание, режим
Цанкова пытался упрочить свое существование террористическим законом “Об
охране государства”. Он предусматривал уголовное наказание за
принадлежность к компартии и даже «за коммунистический образ мыслей».
Затем были распущены профсоюзы и т. д.
Правительство Цанкова продержалось три года. В течение
нескольких следующих лет болгарские буржуазные партии пытались править
методами, приближавшимися к буржуазно- демократическим.
Рабочий класс получил возможность восстановить профсоюзы:
компартия оставалась под запретом, но бала разрешена легальная Рабочая
партия, через посредство которой коммунисты участвовали в выборах, вели
легальную работу в профсоюзах и пр.
В 1934 году реакционное офицерство, объединенное партией
«Звено», устраивает новый военный переворот. Самозванное правительство (К.
Георгиева) разгоняет парламент, распускает политические партии, кроме
правительственной, запрещает всякую политическую деятельность вообще.

Спустя восемь месяцев правительство военной диктатуры уступает место
правительству монархической диктатуры.
Логическим следствием этих процессов явилась ориентация на
фашистскую Германию. В марте 1941 года в качестве союзника Германии,
Болгария отзывается втянутой во вторую мировую войну.
В 1526 году военно-фашистский переворот происходит в Польше.
Причины его во многих отношениях типические: экономический развал, резкое
обострение классовой борьбы в городе и деревне, нежелание правящего
буржуазно-помещичьего блока поступиться хоть в малом своими интересами.
В некоторых исследованиях, посвященных анализу и истории
польской конституции 1921 года, межвоенный период польской истории делится
на три этапа: этап формального применения применении конституции 1921
года, сопровождавшегося запрещением коммунистической партии, подавлением
демократического и национально-освободительного движения; этап
“первоначальной фашизации политической жизни” (1926-1935 гг.) и этап
«усиленной фашизации», ознаменованной принятием и введением реакционной
конституции 1935 года. В наши дни, заметим, такого рода периодизация
подверглась ревизии: особенно это относится к усиленной фашизации”,
которой как будто бы и не было.
Во многом типичными оказались политические последствия
военного переворота: фактическая власть сосредоточилась в руках «главного
инспектора вооруженных сил», каким стал Пилсудский, и это не было тайной
ни для кого; президент республик - креатура Пилсудского - получил право и
здания актов, по своему предмету и силе действия не отличающихся от
закона, парламент, ничтожный и зависимый, мог быть разогнан по единому
слову Пилсудского.
Серия уголовных законов и всевластие полиции венчала этот
режим.
Опыт военной диктатуры пилсудчиков нашел себе воплощение в
конституции 1935 года. Она создает одну реальную власть. - власть
президента. Он отвечает “перед, богом и историей за судьбы государства”;
«в его лице сосредоточивается единая и неделимая (!) государственная
власть», под его главенством находятся: правительство, сейм и сенат
(парламент) вооруженные силы, суд, государственный контроль.
Президент назначает по «своему усмотрению» (а не по
парламентским традициям) председателя совета министров, а затем и самих
министров, созывает и распускает парламент, заключает и ратифицирует
международные договоры, командует вооруженными силами, назначает на
государственные должности и т.д. Он оказывает влияние на выбор преемника,
а в известных случаях назначает будущего президента; «отзывает», и тоже
«по своему усмотрению», премьер-министра, председателя Верховного суда,
высших военных начальников, осуществляет право помилования. Президенту
предоставляется право предавать суду членов правительства, которым не
располагали даже некоторые короли, например английский.
Декреты президента, говорится в конституции, имеют силу
закона. Ему же, наконец, предоставляется право введения исключительного
положения на всей территории страны и со всеми вытекающими отсюда
последствиями.
Стоит ли после всего этого упоминать о парламенте, тем более
что комплектование последнего стало зависеть от правительства (одна треть
сената прямо назначалась президентским указом).
Режим пилсудчиков имел трагические следствия. Когда в 1939 году
гитлеровская Германия напала на Польшу, судьба страны решилась в течение
первых десяти дней борьбы.
Конституция 1923 года, введенная в Румынии, имела во многих
отношениях формальное значение. Это в особенной степени относится к тому
кругу буржуазно-демократических свобод, которые она провозглашала под
влиянием момента.
Уже в 1924 гиду серией реакционные законов была загнана в
подполье коммунистическая партия, поставлены под правительственный
контроль профсоюзы, сняты ограничения для арестов о политическим мотивам.
На полный ход заработали военные трибуналы.
Наперекор «свободе слова и печати» тюремное заключение
угрожало всякому обвиненному в пропаганде демократических идей (закон «О
социальной безопасности»).
Всеобщее (мужское) избирательное право сделалось тем более
фикцией, когда законом 1926 года была введена «премия» для партии,
собравшей 40 голосов: она получала 60% всех мандатов.
Фашизация политического строя Румынки, на чем настаивали
реакционные организации вроде «Железной гвардии», была ускорена в годы
мирового экономического кризиса.
Закрылись сотни предприятий. Соответственно с тем
увеличилось число безработных и голодных людей. Заработная плата рабочих,
всегда низкая, едва достигала 60% от уровня 1929 года. Задолженность
крестьян по долгам и налогам возросла до 150 млрд. Лей, сотни тысяч их
разорились.
Забастовки и крестьянские волнения, а значит, массовые расстрелы
и расправы следовали друг за другом.
Забастовочное движение, руководимое компартией Румынии, достигло
особого размаха в 1933 году. Крупнейшими в истории рабочего движения были
относящиеся к этому времени забастовки железнодорожников и нефтяников.
В создавшейся обстановке румынские правящие классы решили
воспользоваться опытом Гитлера. Они помогли усилению “Железной гвардии”,
активизировали влияете двора на политическую жизнь, свели на нет значение
парламента.
В 1938 году король Румынии Кароль П, получив поддержку от
монополий, помещиков н генералитета, совершает военный переворот, отменяет
действие конституции 1925 года и всю власть сосредоточивает в своих руках.
Политические партии и профсоюзы были распущены, парламент разогнан,
демократические свободы окончательно отменены.
Военно-монархическая Румыния связала свою судьбу с судьбой
германского фашистского райха. Фактическая власть сосредотачивалась в
руках генерала Антонеску, тесно связанного с Гитлером. Раздавив своих
конкурентов в правительстве (лидеров «Железной гвардии»), Антонеску
сделался единоличным “кондукатором” Румынии (1940 г.). Военно -
фашистская диктатура приобрела все свои свойства и качества.
22 июня 1941 года, в тот же день, что и Германия,
фашистская Румыния напала на Советский Союз.
Особую роль в истории предвоенной Европы сыграла
установление фашистской диктатуры в Испании.
Первый ее период приходится на 1923-1939 гг. Военный
переворот, совершенный генералом Примо де Р
Форма входа
Календарь новостей
«  Январь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


| Copyright MyCorp © 2019 | Сделать бесплатный сайт с uCoz |